«1917-2017: уроки столетия»

27.10.2017 10:58

                                                                                               Лариса Федченко

 

«1917-2017: уроки столетия».

 

      По замечанию русского философа Николая  Бердяева, «знать историю мало, нужно уметь извлекать из нее уроки. Иначе всем известные ошибки будут повторяться».

     Об этом же говорит и немецкий мыслитель Георг Гегель: «История повторяется до тех пор, пока люди не усвоят уроки, которые они должны извлечь из истории». 

   Наша страна  пережила за истекшее столетие немало страшных потрясений  — февральская и октябрьская революции 1917 года, крушение Российской Империи, убийство Царской семьи, братоубийственная гражданская война, смута, социальное и политическое разобщение народа, жесточайшие гонения на Церковь,  оголтелое  ниспровергание нравственных устоев, уничтожение всего, что не «идет в ногу» с режимом.

       Каковы   же духовные истоки трагедии XX века?                                                                              Наивно считать, что обе революции 1917 года — и февральская, и октябрьская — произошли на пустом месте и совершенно наивно было бы думать, что именно с 1917 года начались все беды XX-го века.

      Разумеется, причины указанных событий кроются в более глубоких исторических пластах.

      У всякого значительного явления в истории всегда есть две причины: внешняя и внутренняя. 

      Внешней  причиной стало то, что  Запад испугался сильной России.

  За двадцать лет правления Императора Николая II Россия достигла  невиданного в ней уровня материального благосостояния, неуклонно становилась великой индустриальной державой: производительность русской промышленности увеличилась вчетверо. Удвоилось протяжение железных дорог. Увеличился и речной флот. Возросла  русская армия. Россия являлась тогда кормилицей всей Европы: в 1913 году урожай хлеба у нас был на треть выше, чем в США, Канаде и Аргентине вместе взятых! Росло народонаселение – российский рубль был подлинно золотым. За 20 лет правления Государя  население Империи  возросло на 40%  и составило  60 миллионов человек.

   Уже при Александре II развернулось крупное железнодорожное строительство и было построено несколько мощных машиностроительных, сталелитейных и военных предприятий. В правление Николая II был создан великий Сибирский путь. Тогда же было закончено создание горно-промышленного района юга России с его огромными металлургическими, угольными, машиностроительными, химическими предприятиями. С 1907–1908 годов начался новый беспрецедентный подъем промышленности, продолжавшийся  до февраля 1917 года.

    Из безграмотной Россия стремительно становилась грамотной.

     В начале царствования Николая II число школ составляло чуть более 70 тысяч. Государь ревностно заботился о духовном просвещении народа.

 С 1908 года начальное образование стало обязательным и бесплатным и с этого года ежегодно открывалось 10 тысяч школ. В 1913 году число их превышало 130 тысяч.    

    Кроме того, по всей стране было открыто более 37 тысяч церковно-приходских школ.

       Царская Семья была образцом христианской семьи, где пребывали любовь и взаимопонимание.

  Государыня Александра Федоровна была верной женой и преданной матерью. Она чуждалась балов, приемов, светского общества, и свое свободное время посвящала занятиям благотворительностью, заботам о бедных и больных. Причем, милосердие, благотворительность были не пустыми словами в их семье. 

     Когда началась 1-я мировая  война, Александра Федоровна  пошла работать хирургической сестрой, да еще привлекла к  этому Царевен – случай в истории уникальный. «В первый раз побрила ногу возле и кругом раны — я сегодня все время работала одна, без сестры или врача», — пишет Александра Федоровна супругу. К раненым русским солдатам  относилась как к своим собственным детям – окружала теплом и заботой, ухаживала, молилась за них.  Государыня не прятала своих детей от жизни, потому что справедливо считала —  «кроме красоты в мире много печали. Подобное поведение Императрицы было чуждо великосветской морали, вызывало непонимание и осуждение.

   В основание своего Царства Царь полагал благочестие, сам лично давая его пример,  любовь к благолепию церковных служб, почитание святынь и усердие к прославлению великих русских святых подвижников. Исключительно много Николай II сделал для Русской Православной Церкви. При нем число храмов и монастырей увеличилось более чем на десять тысяч, число монастырей увеличилось более чем на 250.  

  Происходящую в России  перемену отмечали и иностранцы. В конце 1913 года Эдмон Тэри по поручению двух французских министров произвел обследование русского хозяйства. Отмечая поразительные успехи России во всех областях, Тэри заключил: «Если дела будут идти так и дальше, то Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении».

    Во многом это были заслуги лично Государя.  Николай II имел прекрасное инженерно, военно-техническое и естественнонаучное образования. Он серьезно изучал  экономику, право, историю –  получил те знания, что нужны для управления государством, – и был человеком с широким кругозором. 

  Нередко можно услышать ничем не обоснованные  измышления о том, что Государь Николай Александрович  был недостаточно волевым и слабым человеком. Однако свидетельства современников и факты говорят об обратном.

   Эмиль Лубе, бывший президент Франции, хорошо знавший Государя, вспоминает:

«О русском Императоре говорят, что он доступен разным влияниям. Это глубоко неверно. Русский Император сам проводит свои идеи. Он защищает их с постоянством и большой силой. У него есть зрело продуманные и тщательно выработанные планы. Над осуществлением их он трудится беспрестанно».

  Русский историк и публицист, профессор истории  Сергей Ольденбург отмечает:

«Мнение (о Николае как слабом и безвольном человеке) распространилось потому, что у Государя  поверх железной руки была надета бархатная перчатка».

  Об этом можно судить по фактам: Государем  решительно было подавлена смута 1905-го года, в самую тяжелую минуту великой войны Русский Самодержец возложил на себя бремя  верховного главнокомандующего, в короткие сроки разрешив все проблемы, и смог повести армию в наступление.

 Один из ближайших  сподвижников  Столыпина утверждает:

 « Государь во все время и до последнего часа проявил громадное напряжение характера, выдержку и … волю… Больше того – лишь Он, Русский Царь, остался до последней минуты один непоколебимо верным присяге России…»

    Внутренние же причины лежат в области духовной жизни.

 «Нужно понять и признать: русская разруха имеет глубокое духовное корнесловие, есть итог и финал давнего и застарелого духовного кризиса, болезненного внутреннего распада», – констатирует замечательный русский богослов протоиерей  Георгий Флоровский.    Прежде всего –  это оскудение христианского духа, отход русского человека от Бога, незнание Живого Бога.  Ещё в XIX веке лучшие сыны России били в набат, говоря о нарастающей обмирщённости православных людей, о том, что от Православия остаётся всё более форма, обрядовость, и христианского горения сердца встретишь далеко уже не у всех так называемых православных.

     По мнению иерархов русской эмиграции — митрополитов Антония (Храповицкого), Вениамина (Федченкова) и Евлогия (Георгиевского) —  революция стала результатом отступления русского общества от Православной веры и традиций, начиная с XVIII-XIX веков, так как оскудение веры происходило не только в среде аристократии и народа, но даже среди духовного сословия.

    Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «Сбывается слово Христово: в последние дни найдёт ли Сын Божий веру на земле! Науки есть, академии есть, есть кандидаты, магистры, доктора богословия. Случись с этим богословом какая напасть и оказывается, что у него даже веры нет, не только богословия. Я встречал таких: доктор богословия, а сомневается, был ли на земле Христос, не выдумка ли это, не быль ли, подобно мифологической. Какого света ожидать от этой тьмы!» («Письма к разным лицам»).

 « История это есть обнаружение духовной реальности»,- считает  Архиепископ  Алексий (Фролов).

   Основными причинами революции и отступления от Бога стали потеря внутренней сути Православия при сохранении внешних форм, обрядовость народной веры и, как следствие, зарождение атеизма.   

       Святитель Игнатий (Брянчанинов), преподобный  Серафим Саровский, святой праведный Иоанн Кронштадтский, святитель Серафим (Чичагов), оптинские старцы Макарий и Варсонофий  с поразительной духовной зоркостью видели, что наш народ более «обрядоверующий», нежели понимающий христианство как таковое. Их глубоко печалило преобладание внешней приверженности к традиции над состоянием сердца.

    «Ищите всюду духа, а не буквы» (Святитель Игнатий (Брянчанинов)).

  Именно поэтому, небольшая группа «бытоулучшителей», как называл грядущих большевиков преп. Серафим Саровский, смогла так легко соблазнить обещаниями «царства материального изобилия» большую часть русского народа.

  «Революция совершается не из-за проблем. Революция совершается только там, где есть организованная и проплаченная горстка негодяев, которые эксплуатируют и  раздувают эти проблемы, решая преступные задачи. Самая первая революция произошла в мире ангельском, где никаких проблем не существовало», — совершенно справедливо  считает  наместник Ипатьевского Монастыря в Костроме игумен Петр (Ерышалов)).

     Когда императору Николаю II доложили об опасном развитии событий в Петрограде, он адекватно оценил угрозу и срочно телеграфировал министру внутренних дел А.Д. Протопопову и командующему столичным военным округом генералу С.С. Хабалову: «Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжелое время войны с Германией и Австрией». С самого начала войны и до конца своего правления святой царь Николай высшей целью считал достижение победы, подчиняя ей все другие соображения политического характера. В конце концов протестные настроения вылились в военный мятеж.

  27 февраля (12 марта) взбунтовался лейб-гвардейский Волынский полк. Этот день и должен считаться началом революции, до тех пор разыгрывался ее пролог. Спичку к пороху поднес старший унтер-офицер Волынского полка Тимофей Кирпичников, который сагитировал солдат своей части не выполнять приказ о подавлении беспорядков. Один из участников бунта рядовой Константин Пажетных рассказывал позже в своих «Воспоминаниях» о том, что произошло тогда в казармах Волынского полка:  «26 февраля «унтер-офицер Кирпичников прочитал нам приказ: завтра снова построить команду в 7 часов утра. В это время в темном отдаленном уголке казармы собрались восемнадцать человек из нижних чинов… и все восемнадцать… решили: завтра повернем все по-своему!.. 27 февраля в 6 часов утра команда в 350 человек уже была построена. Выступил Кирпичников, обрисовал общее положение и разъяснил, как нужно поступать и что надо делать. Распропагандированные солдаты как будто только и ждали этого… В это время в коридоре послышалось бряцание шпор. Команда насторожилась и на минуту замерла. Вошел прапорщик Колоколов… Вслед за ним вошел командир Лашкевич. Все насторожились. Воцарилась тишина. На приветствие “Здорово, братцы!” грянуло “ура” – так мы раньше договорились… Лашкевич обращается к унтер-офицеру Маркову и гневно спрашивает, что это означает. Марков, подбросив винтовку на руку, твердо отвечает: “»Ура» – это сигнал к неподчинению вашим приказаниям!” Застучали приклады об асфальтовый пол казармы, затрещали затворы. “Уходи, пока цел!” – закричали солдаты…Одного из офицеров убили. Весь отряд под командой Кирпичникова вышел во двор… Освободили арестованных с гауптвахты. Немедля послали делегатов в ближайшие команды с предложением влиться в нашу восставшую часть».

    Унтер-офицер Кирпичников вскоре стал прославленным героем победившей революции. Он был произведен в подпрапорщики. Временное правительство чествовало его как «первого солдата, поднявшего оружие против царского строя». Генерал Л.Г. Корнилов лично вручил ему Георгиевский крест на красном банте. Князь Н.Д. Жевахов писал о нем: «…Я не видел человека более гнусного. Его бегающие по сторонам маленькие серые глаза, такие же, как у Милюкова, с выражением чего-то хищнического, его манера держать себя, когда, в увлечении своим рассказом, он принимал театральные позы, его безмерно наглый вид и развязность – всё это производило до крайности гадливое впечатление».

   Как писал свидетель событий князь Жевахов, «27 февраля… появились грузовики, развозившие по всем частям города революционные прокламации… Определенно называлось имя английского посла сэра Бьюкенена как одного из главных руководителей революции».

    Ну а зачинщик военного мятежа Кирпичников плохо кончил. Превознесенный деятелями Февраля, он горой стоял за Временное правительство, и когда оно пало, он тщетно пытался сагитировать солдат выступить в его поддержку против большевиков. В ноябре 1917 года Кирпичников бежал от большевиков на Дон, где тогда формировалась Добровольческая армия. Но случайно или не случайно он попал в часть, которой командовал полковник А.П. Кутепов: в феврале 1917 года он был одним из последних офицеров, выполнявших волю Императора и участвовавших в противодействии взбунтовавшимся войскам гарнизона. Кутепов в своих «Воспоминаниях» передал состоявшийся у него тогда разговор с Кирпичниковым: « Однажды ко мне в штаб явился молодой офицер, который весьма развязно сообщил мне, что приехал в Добровольческую армию сражаться с большевиками “за свободу народа”… Я спросил его, где он был до сих пор и что делал, офицер рассказал мне, что был одним из первых “борцов за свободу народа” и что в Петрограде он принимал деятельное участие в революции, выступив одним из первых против старого режима. Когда офицер хотел уйти, я приказал ему остаться и, вызвав дежурного офицера, послал за нарядом. Молодой офицер заволновался, побледнел и стал спрашивать, почему я его задерживаю. “Сейчас увидите”, – сказал я и, когда наряд пришел, приказал немедленно расстрелять этого “борца за свободу”».Тело расстрелянного Кирпичникова было брошено в придорожную канаву.

   Губительный процесс зарождения атеизма, начавшийся еще в XVIII-XIX веках,  в двадцатом столетии разбил одну из крупнейших империй мира на осколки.

      Владимир Палей.                                                      

Как ты жалка и окровавлена,
Моя несчастная страна!
Ты от позора не избавлена!
Ты в эти дни коснулась дна..

Терзают нас часы недужные
Нигде не видно берегов
И в горести враги наружные,
Добрее внутренних врагов.

В страницу славы непочатую
Вонзились грязные мечи —
И перед Родиной распятою
Одежды делят палачи.

И длится страшное видение,
Блестит смертельная коса…
О, где же Бог?.. Где Провидение?!..
О, Как безмолвны небеса!!!

               Июнь-июль 1918г.

   Начались кровавые   гонения на Церковь Христову.  Причем, гонения минувшего века отличаются от гонений во времена язычников – тогда достаточно было звания христианина. Исповедничество древних мучеников сопровождалось великими чудесами на глазах многих людей, многие гонители становились христианами.

   Новые мученики совершали свой подвиг в совершенно иных условиях: мы не видим явных чудес — серые прокуренные кабинеты и дерзкие комиссары. Формально советская власть не запрещала религию, их обвиняли в контрреволюции, требовали сознаться и назвать имена сообщников, а не в том, что они христиане. Богоборческая власть пыталась погрузить жизнь Церкви в атмосферу доносительства. Чтобы спасти собственную жизнь, требовалось непрерывно доносить  на других.  Нашим исповедникам было труднее, чем другим мученикам.

      Случилось так, что небольшая часть русского, как считалось, православного, то есть христианского, народа  остервенело  рушила храмы и расстреливала верующих и инакомыслящих, и лишь немногие находили в себе силы сопротивляться этому разгулу сатанизма, а другая, большая часть этого народа, дрожала, боясь ареста, или писала доносы, изобличая в своих соседях и сослуживцах врагов народа. В то время власть грубо попыталась вытравить веру из жизни народа.

      Главная трагедия русского народа заключалась в том, что, одурманенный сомнительными идеями, он позволил оболгать национальную историческую память, надругаться над своей традицией, веками создававшейся усилиями предков, позволил разделить себя на враждующие лагеря и поставить политические и социальные различия выше национального единства и культурной общности.

      Оглядываясь сегодня на события тех лет, когда за исповедание веры в Бога можно было поплатиться собственной жизнью, мы можем с уверенностью сказать, что Господь по великой Своей милости даже самые чудовищные преступления обратил ко благу. Подвиг новомучеников и исповедников Церкви Русской, кровью засвидетельствовавших верность Христу и Божественной правде, стал той духовной основой, благодаря которой возродилась вера в наших странах.

      Промыслительно, что Церковь вошла в период гонений, будучи укрепленной молитвой Поместного Собора 1917-1918 годов, одним из важных деяний которого стало восстановление Патриаршества и избрание святителя Тихона на московский Патриарший престол.

     Избрание святителя Тихона Патриархом определило для него исповеднический венец, а Церкви в тяжелую годину испытаний дало мудрого пастыря, готового в нужный момент проявлять твердость, решительность и принципиальность в отстаивании церковной правды. Личность нового Патриарха не у всех находила понимание: кто-то считал его чрезмерно либеральным, кто-то, наоборот, упрекал святителя в консерватизме и отсутствии гибкости. Но Святейший Тихон не пытался кому-либо угодить. Он твердо свидетельствовал истину Божию.

     Гонения на верующих и репрессии против значительной части народа  привели к исходу или изгнанию многих людей за пределы России. Многие наши соотечественники были вынуждены покинуть родные места и осесть на чужбине. По изволению Божию в условиях вынужденной эмиграции они не только сохранили свою веру и духовные традиции, но и познакомили с ними иностранцев, приведя многих в лоно Православной Церкви. Русское рассеяние стало средой, породившей выдающихся богословов и философов, которые приобщили зарубежную общественность к трудам, имевшим действительно особое значение и сыгравшим особую роль в истории русской философской мысли. Символической вехой в истории нашей Церкви стало обретение в 2007 году канонического единства Русской Православной Церкви в Отечестве с Русской Православной Церковью Заграницей.

      К сороковым годам в Советском Союзе с религией, и прежде всего с Православием, возвещающем о Царстве Божием, которое внутри человека, о Царстве любви, предполагали покончить навсегда. Но грянул гром с небес, и русский мужик перекрестился. Особым временем в истории Церкви и Отечества стали годы Великой Отечественной войны. Принесенные войной страдания вернули людей — хоть и не в полной мере — к осознанию важности духовных основ жизни. Противостояние общему врагу способствовало объединению людей, недавно разделенных братоубийственной бранью. Наши люди вдруг показали свои самые лучшие христианские качества — любовь и верность, самопожертвование и великое терпение. По сути, христианский дух проснулся в нашем народе. Ведь не случайно же, что при переписи населения в 1937 году более половины граждан СССР не побоялась назвать себя верующими. И это после таких жестоких гонений на Церковь!

     И если бы не этот христианский дух, то невозможно было бы одолеть превосходящего в военной мощи страшного врага.

     И поэтому можно сделать вывод, что все великие свершения советского народа и до, и во время, и после войны были возможны лишь потому, что христианство оставалось в его генетической памяти. Ведь понятия о добре и зле, правде и лжи, благородстве и подлости, закладываемые в детском возрасте, были по сути христианскими. Сказалось более чем 900- летнее воспитание русского народа Православной верой. А большевики только использовали этот людской потенциал, эксплуатировали его, втискивая в прокрустово ложе своих безбожных коммунистических лозунгов.

      Немалый вклад в победу над иноземными захватчиками внесла и наша Церковь. Многие миллионы рублей были собраны Церковью для создания танковой колонны и авиационных подразделений, для обеспечения тыла и помощи раненым. Эти большие для того времени деньги собирались не от богатства, а от самого что ни на есть скромного образа жизни, порой в условиях недоедания и ограничения себя в самом необходимом. Свои средства православные люди отдавали государству — тому самому, представители которого еще не так давно расстреливали священников и взрывали храмы. Факт этой помощи — верный показатель того, что сила духа выковывалась не только на линии фронта, но и в молитвенной тишине некогда поруганных храмов, трудами и подвигами простых людей, несмотря ни на что сохранивших верность Христу.

       В военный и послевоенный период было положено начало возрождению церковной жизни, выразившееся  в том числе в открытии храмов и монастырей.

       Период жизни государства после смерти Сталина,  именуемый «Хрущевская оттепель», дал ослабление тоталитарной власти, появление некоторой свободы слова, смягчение цензуры,  относительную  либерализациею политической и общественной жизни, освобождение политических заключённых, ликвидацию ГУЛАГа, открытие  «железного занавеса». Однако,  для Церкви хрущевский период обернулся новой волной гонений. В 1950-е годы выходит ряд постановлений, в соответствии с которыми надлежало усилить антирелигиозную пропаганду. В СМИ вновь начали публиковаться антицерковные и откровенно богохульные статьи и карикатуры, в которых высмеивались и оскорблялись святыни, христианская вера и священнослужители. Атеистически настроенный правящий слой был убежден в том, что Церковь отомрет как пережиток прошлого. А для того, чтобы этот процесс ускорить, власти усиливали давление на Церковь. Во многом это объяснялось тем, что в СССР религия оказалась прямым конкурентом идеологии.

      Что уникального положительного принесла в Россию коммунистическая идеология, чего бы не знало Православие? Ничего!   Святые отцы называют дьявола обезьяной Бога. Сам он ничего творить не может, а только лишь карикатурно копирует Божие творение. Так же сатана попытался скопировать и Православие. Даже моральный кодекс  строителя коммунизма был списан с христианских заповедей!

       Вспомним, что у коммунистической идеологии была своя «церковь» — партия, «Священное Писание» — Манифест коммунистической партии и тому подобные сочинения, была идея о «Царстве Божием» — светлом коммунистическом будущем, свои «соборы» — партийные съезды, с распеванием Интернационала – пародия на литургию. Были свои «крестные ходы» с образами – демонстрации с портретами вождей. Даже «нетленные мощи» в мавзолее. По сути, была создана псевдорелигия.

        И вот мы видим, что к концу 80-х годов она обанкротилась. Почему? Да потому что в основе её не стояла Истина, объективная реальность, то есть  Бог, Который есть Любовь. Пока старшее поколение было живо, оно  передавало своим детям, по сути, христианские понятия о добре и зле. Но бабушки и дедушки умирают, и их дети, не имея подпитки своего духа в Православии, все более оскудевают в христианской любви. Все больше бездушия и цинизма появляется в обществе, всё больше человека оценивают по имеющимся у него материальным благам, а не по духовным качествам.  

       Когда началась подготовка к празднованию 1000-летия Крещения Руси, у Русской Церкви не было ни одной действующей монашеской обители в Москве, а количество храмов чуть превышало 6 тысяч на весь огромный Советский Союз.  Именно юбилейный 1988 год стал началом принципиального изменения отношения власти к Церкви и признания ею ошибочности политики, проводимой в отношении религии. Для власти стал очевиден огромный интерес людей к жизни Церкви.                                                                               

      Для многих то, что произошло в год празднования 1000-летия, оставалось непонятным. После 70 лет гонений, физического уничтожения епископата, священников и мирян, пропаганды безбожия, атеистического воспитания в школах и ВУЗах оказалось возможным религиозное возрождение народа, но, что самое главное, стал очевидным тот факт, что религиозность никогда и не исчезала из жизни нашего народа. У многих это вызвало удивление, а православные восприняли это как чудо Божие, как зримое исполнение обетования Спасителя о том, что Его Церковь даже «врата ада не одолеют» (Мф. 16:18).                                                                                                                     Духовное состояние общества в целом оставалось по-прежнему сложным. В 1990-е годы возник идейный хаос, за которым последовала ценностная дезориентация народа.           

       И дикие, лихие 90-е годы, с распадом страны, экономики, образования и медицины, с резким подъёмом уровня алкоголизма, наркомании и преступности, с всеобъемлющим растлением нашего  народа и его духовной и физической деградацией являются закономерным итогом безбожного советского прошлого.

        У Церкви, ослабленной после тяжелых испытаний XX века, не хватало в то время ресурсов, чтобы явить свидетельство о Христе каждому человеку.

        Духовный вакуум поспешили заполнить многочисленные секты и религиозные движения, чья деятельность зачастую носила деструктивный и общественно опасный характер. Те, кто во множестве устремился на просторы исторической Руси со своей псевдохристианской проповедью, думали, что здесь полный вакуум. В действительности нравственное чувство, возгретое христианской идеей, поддержанное христианской культурой, сохранялось в сердцах наших людей.

        Тема текущего  года — «Уроки столетия». Главный урок,   который должен быть вынесен нами из опыта минувшего века, заключается в том, что нельзя строить жизнь человека и общества без Бога.

         Главным уроком для нашей страны является подтверждение слов, сказанных Христом Спасителем 2 тысячи лет назад:

«… всякого, кто слушает слова Мои   и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне;

   и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне.

   А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке;

   и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое». (Мф.7:24-27)

        Пока мы будем строить дом своей души, свои семьи и государство на чем угодно, только не на объективных духовных законах жизни, то есть на Заповедях Христовых, то какую бы Вавилонскую башню мы не возвели, падение её будет великим.

         Против нашего народа ведется хорошо спланированная, щедро оплачиваемая беспощадная  многовековая война. Задача этой войны – полное уничтожение русских как нации. Это не фобии, а объективная реальность. Эта война осуществляется в первую очередь не в экономической и политической сферах, а в сфере духовной.

       Если раньше мировые финансовые элиты действовали под знаменем гуманизма, просвещения, т.е. чисто светского мировоззрения, то сегодня проступает истинная сущность убеждений «хозяев мира» — открытое осознанное богоборчество. Прежде Запад выставлял себя борцом с «безбожным коммунизмом», «исламским фундаментализмом», а теперь он, наконец, открыто произнес настоящее имя своего врага – Православие.

       Враждебные нам силы  готовы использовать любые методы. Русский народ привержен традиционным ценностям (Хочешь уничтожить народ – выведи его за рамки традиции. Традиции – это способ выживания каждого народа в мире), а чтобы перенастроить его, необходимо изменить сознание. Усилия направляются на фундаментальные изменения сознания, перестройку души, и, в конечном счете – на расчеловечение.  В настоящее время мы забываем свои традиции, и  на их место пытаются внедрить чуждые нам западные, так называемые, либеральные ценности.

      Сейчас  во время всеобщей толерантности (в вопросах веры не может быть толерантности — «Толерантность к другим верам – это начало утраты своей веры» (Свт. Николай Сербский) и либерализма, когда проповедуется культ вседозволенности, гедонизма, лидерства, происходит стирание грани между добром и злом, когда человек ставится на место Бога, самостоятельно решая как ему жить,  когда умереть, нет явных гонений, но Церковь ставится в такие условия, что исповедовать веру становится все сложнее и сложнее.

      Еще один  из приемов  — понудить нас попирать свои святыни, дабы прогневив Бога, мы стали беззащитными и были бы преданы Им в руки врагов. В Ветхозаветной книге Иова жена его, страдающего телесно и душевно, говорит: «Похули Бога и умри». То есть, проводится очевидная мысль: хула на Бога  приводит хулителя к смерти. Мы знаем, что хула на святых есть в то же время и хула на Бога, ибо Он в них прославляется.

      Враги России трудятся над задачей: не дать русским людям вернуться домой. Главным общим врагом для них является Русская Православная Церковь и Русский мир. Семья и Родина – это тыл. Именно против них и ополчились антирусские силы.

      Православная Церковь – несомненно, институт нравственности, она призвана просвещать Светом Христовой веры и воспитывать. Она является хранительницей традиций, морали. Россия, благодаря Православным корням, сохраняет нравственные устои в современном сумасшедшем мире.

       В наше время, когда мы стоим на историческом перепутье, задача и белых, и красных – не дать русскому человеку найти дорогу к родному дому. Почему мы говорим о белых и красных? Да потому что и те, и другие трудились над уничтожением в России монархии. В 90-е, когда СССР растаскивали на куски, один из представителей западного общества откровенно сказал: «Мы можем согласиться с любой Россией – красной, белой и даже коричневой, но мы не можем допустить возрождения России исторической». 

   «Русь святая», — называют нашу страну. Ф.М. Достоевский писал: «Русский – значит и православный.

     Необходимо вернуть мировоззрение людей к евангельской шкале ценностей.

    В то же время каждый человек призван к ответственному и осмысленному подходу к своей жизни, призван к богоподобию и святости.

     Известный петербургский священник отец Василий Ермаков писал: «Нам говорят: мало образованных христиан. А что такое образование по-христиански? Это совсем не то, чем образование в институтах или академиях. Это когда после трудов поста, смирения и молитвы Дух Святой поселяется в человеческом сердце и ОБРАЗУЕТ новое существо… Помни это…».     

    Многие отечественные мыслители отмечали, что русскому человеку свойственно искать в жизни некий высший смысл, не довольствоваться исключительно материальной ее составляющей. Отсутствие высшего смысла в жизни влечет за собой ситуацию вседозволенности и крах. Философ Иван Ильин писал: «Православие … дало русскому народу глубокое чувство совести, мечту о праведности и святости, верное осязание греха, дар обновляющего покаяния, идею аскетического очищения… Отсюда же столь характерный для русского народа дух милосердия и всенародного, бессословного и сверхнационального братства, сочувствие к бедному, слабому, больному, угнетенному…»  Без Православия, без живой веры человек оказывается слаб и не защищен от духов злобы поднебесной и готов отдаться тому, что ему кажется сейчас важным. О том, что безбожное общество обречено на вымирание, красноречиво говорят трагические события истории России минувшего века. От того, насколько хорошо будут усвоены уроки прошедшего столетия, зависит наша судьба в будущем.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

91 просмотров
Русская Духовная Миссия в Иерусалиме Архиерейское подворье Кафедральный собор храм Рождества Христова